Манго Мелифаро
Манго Мелифаро
Худенькая блондинка сидела на полу, закрыв глаза, и писала в блокноте. Комната, в которой она сидела, была абсолютно белой – и стены, и пол, и потолок были выкрашены одной белой краской. Мебели в комнате не было, была лишь одна подушка и лампа, висевшая под потолком. На удивление, эти предметы тоже были белыми. И блондинка была одета только лишь в белое – белые штаны, белая рубашка и белый плащ с капюшоном. В ее руках был такой же белый блокнот и карандаш нежно-голубого цвета, заключенный в белую оболочку.

Единственное, что выделялось из общего белоснежного ритма – карманные часы девушки. Они были черные.

Девушка потянула за черную цепочку, которая тянулась из кармана штанов и терялась где-то в районе рубашки, достала часы и нажала на кнопку. Часы открылись, показав белые стрелки.

- Время без пяти полпятого, - тихо проговорила она, встала и подошла к двери. – Без пяти полпятого, слышите?

- Да, леди Тайми, - донесся голос из-за двери, - через тридцать пять минут ты будешь пить чай.

Девушка кивнула и, отойдя к стене, уселась на пол по-турецки. Она закрыла глаза и взяла в руки карандаш...



В соседнем кабинете сидели две женщины в белых халатах и тихо переговаривались.

- Без пяти полпятого? – спросила та, что помоложе. – Леди Тайми? Да кто она вообще, что вы с ней так носитесь?

- Я не знаю, как ее зовут, - пожала плечами другая. – Сколько здесь работаю, она все сидит там. А работаю я тут без малого двадцать лет!

- Двадцать? А она...

- А она не меняется. Каждый день в четыре двадцать пять говорит, что скоро ей пить чай. Она только им и питается!

- Чаем? – молодая девушка удивленно покачала головой. – А почему комната белая?

- Она шизофреничка. Со слов прошлой медсестры, что ушла на пенсию перед тобой, она видит другие миры. И пишет о них. А для того, чтобы видеть, ей нужна абсолютно белая комната.

- Пишет? Шизофреничка? А где ее записи?

- Тут лежат. В ее деле. Почитай на досуге, красиво пишет...



- Время пить чай! – Тайми встала около двери, открывая ее и пропуская молодую медсестру с подносом. С белым подносом, на котором расположился белый чайник и две белые чашки.

Медсестра удивилась тому, что дверь не заперта, но промолчала.

- Выпьешь со мной чаю? – Тайми наклонила голову набок, становясь похожей на удивленную птицу. – Ты же хочешь спросить обо мне.

Девушка кивнула, поставив поднос на пол и налив две полные кружки чаю.

- Слушай, - Тайми достала из кармана часы, посмотрела на время. – У тебя пять минут. Потом чай унесут.

- Тайми... - начала было девушка, но больная ее перебила.

- Леди Тайми! Нет, меня зовут не так. Я не помню своего имени. Макс назвал меня леди Тайми сто девяносто шесть лет назад. Лён сказал, что это имя мне идет, - девушка пошевелила плечами.

- А рассказы?

- Миры, ты имела в виду? – леди говорила быстро и отрывисто, словно птица. – Я их вижу. Закрываю глаза, открываю – и я уже в другом Мире. Макс говорил, что я опытная сновидица. Но я не сплю, нет! – Тайми рассмеялась. Так смеялись только безумные, и медсестра это знала. И боялась.

- Пять минут прошло, - посмотрела на часы Тайми. – Уходи.

Медсестра встала, забрала поднос и вышла из комнаты. Тихо закрыла дверь и, привалившись спиной к косяку, расплакалась. Ей было страшно, безумно страшно.



Маленькая девочка бежала по полю. Там, впереди, был глубокий овраг, к которому ее никогда не пускала мать. Но матери больше не было, поэтому девочка сразу побежала туда.

Девочка стояла на краю. Ее белоснежное платьице трепетало на ветру. Овраг не казался ей таким уж и большим, так и хотелось прыгнуть внутрь...

Она прыгнула. И больше не стало той девочки.

Мир полюбил эту нежную девочку. И не хотел ее отпускать.

Девочка оказалась в пространстве между ее Миром и всеми остальными. Она смеялась, глядя на эти большие фиолетовые и голубые шары, которые тянулись к ней. Каждый из них хотел заполучить эту девочку себе, но ее родной Мир не отпускал ее. Показывал другим, мол, смотрите, любуйтесь, что есть у меня! А потом забрал ее обратно. Но не этой маленькой девочкой, а бессмертной леди с белоснежными крыльями за спиной.

Мир опекал ее, обучал, как общаться с другими Мирами. Леди быстро все запоминала и уже вскоре она зашла в гости в другой Мир. Там она познакомилась с Максом. Он предложил ей имя – леди Тайми. Девушка согласилась.

В другом Мире она познакомилась с Лёном. Его имя полностью отражало его внешность – его волосы цвета льна. У него тоже были крылья, только не такие, как у Тайми. Лён прятал крылья под плащом, сворачивая их, а девушка так не могла. Она стеснялась своих крыльев и предложила их отрезать. Лён пытался отговорить ее, но не смог.

Мир был очень зол на это. С тех пор девушка стала шизофреничкой.

Она все понимала, чувствовала, но она навечно поселилась в белой комнате в одной из лечебниц Германии. Макс предложил ей писать рассказы о своих путешествиях. Тайми согласилась и стала путешествовать только с блокнотом в руках.

В одном из Миров девушка познакомилась с рыжей Трисс, которая нашла ей белоснежный плащ, который Тайми никогда не снимала. Плащ закрывал ее шрамы от потерянных крыльев. Тайми пыталась забыть о них. Но ее шизофрения не давала ей ничего забыть.




Закрыв глаза, Тайми провалилась в другой Мир. Непроглядный лес. Молодой рыжий парень и черноволосая девчонка купались в водопаде. Не интересно. Дальше.

Космический корабль. Рыжий парень вертит головоломку из шариков на галоплатформе. И что о нем писать? Дальше.

Абсолютная черная пустота. Тайми достала часы. «Без пяти полпятого», пронеслось у нее в голове.

- Не интересно? – тихий низкий голос, казалось, полностью заполнил тело Тайми.

- Скучно, - согласилась девушка.

Мир, а это был его голос, помолчал недолго, а потом предложил:

- Будь со мной, леди Тайми.

Девушка бросила взгляд на часы.

- Без пяти полпятого, - ответила она.

Ей показалось, что Мир хмурится.



- Неужели все это писала она? – тихо спросила молодая медсестра у своей взрослой наставницы.

Та кивнула.

- Леди Тайми красиво пишет, правда? Хочешь посмотреть, как она это делает?

Девушка тихо кивнула и выскользнула из кабинета.

Дверь в комнату Тайми открылась и медсестры застыли на пороге, не в силах пошевелиться. Тело шизофренички валялось на полу. Цепочка часов обвивала ее шею, врезаясь в кожу. Тайми была мертва.

В момент смерти она улыбалась.



Ей показалось, что Мир хмурится.

- Это, да? – строго уточнил он.

Тайми надела цепочку часов себе на шею и кивнула.

Цепочка затянулась, врезаясь в кожу. Девушка только улыбалась. Двести лет жизни и учебы давались не всем, а это была лишь малая плата за это.

Она стала белоснежным шаром среди фиолетовых и голубых.

@темы: рассказ, ЛедиТайми